Назад

К 110-ЛЕТИЮ ВТОРОЙ ГААГСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МИРА

Вторая Гаагская конференция (Вторая конференция мира), проходившая в столице Нидерландов 2/15 июня − 5/18 октября 1907 г., – крупное событие в истории международных отношений и внешней политики России. Ее результаты стали значительным вкладом в развитие международного права, кодификацию законов и обычаев войны, мирное разрешение международных споров.

Как и первая Гаагская конференция (1899), Вторая конференция мира была созвана по инициативе России. После окончания русско-японской войны МИД России приступил к подготовке конференции, которая велась на протяжении почти двух лет. Была тщательно и детально разработана ее программа, которую приняли все страны-участницы. В марте 1907 г. министр иностранных дел А.П.Извольский циркулярной телеграммой предложил российским представителям за рубежом оповестить правительства ведущих государств мира о созыве конференции в первых числах июня 1907 г.

В ней приняли участие представители 44 государств. К 27 государствам, участвовавшим в первом форуме (Австро-Венгрия, Германия, Бельгия, Китай, Дания, Испания, США, Мексика, Франция, Великобритания, Греция, Италия, Япония, Люксембург, Черногория, Нидерланды, Иран, Португалия, Румыния, Россия, Сербия, Сиам, Швеция, Норвегия, Швейцария, Турция, Болгария), присоединились страны Южной и Центральной Америки (Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили, Эквадор, Гаити, Гватемала, Доминиканская республика, Куба, Никарагуа, Панама, Сальвадор).

Председателем конференции был утвержден руководитель российской делегации (первый уполномоченный), посол в Париже А.И.Нелидов. В состав делегации также вошли в качестве второго и третьего уполномоченных выдающийся русский юрист-международник и дипломат Ф.Ф.Мартенс и посланник в Гааге Н.В.Чарыков.

В секретной инструкции А.И.Нелидову А.П.Извольский писал: «Созыв Второй Конференции Мира по высочайшей воле государя императора был вдохновлен тем убеждением, что русское правительство, которому принадлежал общий почин в деле пропаганды идей международного мира, не должно выпускать из своих рук дальнейшего его направления».

Ф.Ф.Мартенс подчеркивал, что цель конференции заключалась не в утопических поисках рецептов установления вечного мира, а в «устройстве международной жизни на основах права и справедливости», в наведении порядка «там, где царит произвол». По его словам, российская делегация исходила из того, что «народам необходимо идти на взаимные уступки» и действовать в «духе согласия».

Конференция приняла целый ряд документов, охватывавших широкий круг международно-правовых вопросов. Наибольшую важность представляли тринадцать конвенций, из которых восемь были посвящены войне на море (прежде морского международного права в системном виде не существовало).

Конвенция о мирном решении международных столкновений положила начало процессу нормативного наполнения принципа мирного разрешения международных споров, являющегося одним из основополагающих принципов современного международного права. Она не исключала войну из арсенала средств разрешения споров, но все же до некоторой степени ограничивала право государств на войну.

Конвенция об ограничении в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам закрепляла согласие ее участников «не прибегать к вооруженной силе для истребования договорных долгов».

Конвенция об открытии военных действий постановила, что военные действия «не должны начинаться без предварительного и недвусмысленного предупреждения». Данное положение было принято по настоянию России.

В Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны формулировались важнейшие принципы и обычаи сухопутной войны: разграничение комбатантов и некомбатантов; право населения на вооруженное сопротивление; регламентация прав военнопленных; запрет убивать сдавшихся в плен, использовать яды, оружие и вещества, «способные причинить излишние страдания» и т.д.. Военному командованию предписывалось принимать все возможные меры к охране памятников старины и культуры, а также медицинских учреждений; запрещалось отдавать на разграбление города и местности, даже взятые приступом. Запрещалась конфискация частной собственности и грабежи, но допускалось взимание налогов, пошлин и других денежных сборов «по возможности сообразно с существующими правилами» и пр.

Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны запрещала воюющим сторонам проводить через территории этих держав свои войска. В свою очередь, нейтральные государства обязывались соблюдать равное отношение ко всем участникам конфликта. Отражение нейтральной державой, даже силой, покушений на ее нейтралитет не рассматривалось как враждебное действие.

Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале военных действий устанавливала гарантии безопасности в отношении торговых судов, застигнутых войной в портах противника.

Конвенция об обращении торговых судов в военные закрепляла требования, при выполнении которых торговое судно, обращенное в военное, могло наделяться правами и обязанностями военного судна.

Конвенция о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин определяла виды морских мин и устанавливала порядок их применения (не была подписана Россией).

Норма, запрещающая бомбардировать морскими силами незащищенные порты, города, селения, жилища и отдельные строения, была закреплена в Конвенции о бомбардировке морскими силами во время войны. Запрет не распространялся на военные укрепления, учреждения, склады оружия и т.д., которые могли использоваться неприятелем для нужд армии и флота, а также на военные суда, находившиеся в порту.

Конвенция о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 года предусматривала улучшение участи раненых во время войны.

Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне (не была подписана Россией) предусматривала неприкосновенность почтовой корреспонденции на море, освобождение от захвата рыболовных судов и освобождение от плена экипажей неприятельских торговых судов.

Много разногласий вызвала Конвенция об учреждении Международной призовой палаты (не была подписана Россией). Основной проблемой было отсутствие соглашения между заинтересованными государствами относительно важнейших положений, связанных с обжалованием решений национальных призовых судов, порядком установки и снятия блокады, борьбой с контрабандой, досмотром, обыском и т.д.

Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны определяла положение военных судов воюющих держав в портах нейтральных держав. Из всех международных актов, составленных в Гааге, эта конвенция имела наиболее существенное значение для русского флота, поскольку в ходе русско-японской войны русский флот оказался «бесприютным на просторах океанов».

Вопросы ограничения вооружений и разоружения на Второй Гаагской конференции (в отличие от первой) практически не рассматривались. Прежде всего это было связано с позицией России, которая после русско-японской войны нуждалась в укреплении свих армии и флота. В ходе подготовки конференции Николай II высказался в том смысле, что на этом форуме не следует рассматривать «какие-то утопии вроде полного разоружения, что однако случилось при Первой Гаагской конференции». Разоруженческая тематика затрагивалась лишь в резолюции «относительно ограничения военного бремени», принятой по настоянию англичан и включенной в Заключительный акт конференции, а также в возобновленной Декларации о запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров, принимавшейся еще на Гаагской конференции 1899 г.

В своем итоговом докладе А.И.Нелидов подчеркивал, что «все вожделения наших морских и военных властей получили на Второй Гаагской Конференции полное удовлетворение». Отмечалось: «Из всех тринадцати Конвенций и одной Декларации, составивших плод трудов Конференции… императорская делегация подписала десять конвенций, оставив неподписанными, впредь до разрешения императорского правительства, три конвенции: о постановке мин, о правах захвата в морской войне (где упоминается об освобождении от захвата неприятельской почты) и об установлении Призового суда, а также и возобновленную Декларацию о запрещении метания разрывных снарядов с воздушных шаров».

Вторая конференция мира стала знаменательным этапом в развитии международного гуманитарного права. Гаагские конвенции явились первой попыткой ограничить право на войну и сформировать систему международно-правовых средств мирного разрешения межгосударственных конфликтов. Все принятые конвенции (за исключением Конвенции об учреждении Международной призовой палаты), являются действующими международно-правовыми актами.

Гаагские конвенции в последующем способствовали принятию целого ряда других важных договорно-правовых актов, предусматривавших запрещение агрессивной войны и разрешение международных споров мирными средствами.

Советский Союз нотой правительству Нидерландов от 7 марта 1955 г. признал ратифицированные Россией Гаагские конвенции и декларации 1899 г. и 1907 г. в той мере, в какой эти конвенции и декларации не противоречили Уставу ООН, и если они не были изменены или заменены последующими международными соглашениями, участником которых являлся СССР.

Российская Федерация как правопреемница Советского Союза приняла на себя обязательство соблюдать подписанные Россией Гаагские конвенции.

ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ
ДЕПАРТАМЕНТ

 


Российская делегация на Второй Гаагской конференции мира

Нелидов Александр Иванович – первый уполномоченный, председатель Конференции. В 1903-1910 гг. - посол во Франции.

Мартенс Федор Федорович – второй уполномоченный; председатель 4-й комиссии Конференции; непременный член Совета МИД, экстраординарный профессор Санкт-Петербургского университета; член Постоянной палаты третейского суда и Института международного права.

Чарыков Николай Валериевич – третий уполномоченный; посланник в Нидерландах. В 1908-1909 гг. – товарищ министра иностранных дел, в 1909-1912 гг. - посол в Турции.

Прозор Маврикий Эдуардович – технический делегат. В 1904-1909 гг. – посланник в Бразилии, Аргентине, Уругвае и Чили (с 1908 г.).

Ермолов Николай Сергеевич – технический делегат; представитель  Военного министерства, генерал-майор, военный агент в Лондоне.

Михельсон Александр Александрович – технический делегат; представитель Военного министерства, полковник Генерального штаба, военный агент в Берлине.

Бэр Феликс Иосифович - технический делегат; представитель Морского министерства, капитан 1-го ранга, морской агент в Лондоне.

Овчинников Иван Александрович - технический делегат; представитель Морского министерства, полковник Адмиралтейства, профессор международного права Александровской военно-юридической и Николаевской морской академий.

Нольде Борис Эммануилович – секретарь делегации; сотрудник Первого департамента МИД, экстраординарный профессор международного права Санкт-Петербургского политехнического института. В 1914–1916 гг. возглавлял Юрисконсультскую часть МИД; в 1916–1917 гг. - директор Второго департамента МИД, товарищ министра иностранных дел в первом составе Временного правительства.

Мандельштам Андрей Николаевич – секретарь делегации; второй драгоман посольства в Константинополе, доктор международного права. В апреле 1917 г.- директор Правового департамента МИД.

Базили Николай Александрович – секретарь делегации; третий секретарь канцелярии МИД. В 1914–1916 гг. – вице-директор, в 1916–марте 1917 гг. – директор Дипломатической канцелярии при Ставке верховного главнокомандующего.

Муравьев Валериан Николаевич – секретарь делегации; атташе в посольстве в Париже. В 1914–1916 гг. -  секретарь Второго (Ближневосточного) политического отдела МИД; вице-директор Дипломатической канцелярии при Ставке верховного главнокомандующего. С марта 1916 г. – чиновник особых поручений при министре иностранных дел.

Шувалов Александр Павлович – секретарь делегации; сотрудник Первого (Азиатского) департамента МИД.

Вонлярлярский Дмитрий – секретарь делегации; капитан Генерального штаба.

Лорис-Меликов Иосиф Григорьевич – привлекался к работе в секретариате Конференции; второй секретарь миссии в Нидерландах. В 1914–апреле 1916 гг. – первый секретарь посольства в США. С мая 1916 г. – поверенный в делах и генеральный консул в Сиаме в ранге посланника.


Александр Иванович Нелидов, первый уполномоченный, председатель Конференции
Федор Федорович Мартенс. второй уполномоченный; председатель 4-й комиссии Конференции
Николай Валериевич Чарыков, третий уполномоченный, посланник в Нидерландах

Всеподданнейшая записка министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа императору Николаю II с предложением выступить с инициативой по созыву новой Конференции мира и начать работу по разработке ее программы.
6/19 мая 1905 г.
Помета Николая II: "Согласен".
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 170-173об., подлинник, рус. яз.
Всеподданнейшая записка министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа императору Николаю II о передаче президенту США и правительствам других держав предложения о созыве Второй конференции мира.
26 августа/8 сентября 1905 г.
Пометы Николая II.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 1, подлинник, рус. яз.
Циркулярная телеграмма министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа дипломатическим представителям России за границей с предписанием передать правительствам, при которых они аккредитованы, предложение российского императора созвать новую Конференцию мира в Гааге.
26 августа/8 сентября 1905 г.
Помета Николая II: "Съ" (Согласен).
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 2-2об., рус. яз..
Письмо члена Совета МИД России профессора Ф.Ф.Мартенса министру иностранных дел России В.Н.Ламздорфу о проекте программы Второй Гаагской конференции мира и проект программы, разработанный Ф.Ф.Мартенсом.
3/16 декабря 1905 г.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4924, л. 41-43об., автограф Ф.Ф.Мартенса, рус.яз. , подлинник, рус. яз.
Нота, переданная российскими дипломатическими представителями за границей правительствам, приглашенным к участию во Второй Гаагской конференции мира, о программе будущей конференции.
16 марта 1906 г.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4899, л. 8–9, типографский экз., рус. и фр.
Инструкция министра иностранных дел России А.П.Извольского непременному члену Совета МИД России Ф.Ф.Мартенсу.
1/14 января 1907 г.
Помета Николая II: "Съ" (Согласен).
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 113-120об. , рус. яз.
Циркулярная телеграмма министра иностранных дел России А.П.Извольского дипломатическим представителям России за границей с текстом ноты о программе и дате созыва Второй Гаагской конференции мира (для вручения правительствам, при которых они аккредитованы).
20 марта/ 2 апреля 1907 г.
Отмечается, что все державы выразили согласие с российским проектом программы конференции, некоторые из них выcказали свои замечания и предложения. Ряд участников, в том числе и Россия, оговорили за собой право не принимать участия в прениях, которые сочтут не способными дать "практический результат".
Помета Николая II: "Съ" (Согласен);
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 132-134, фр. яз.
Инструкция министра иностранных дел России А.П.Извольского первому российскому уполномоченному на Второй Гаагской конференции мира А.И.Нелидову.
23 мая/5 июня 1907 г.
Помета Николая II: "Съ" (Согласен).
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5037, л. 12-25, рус. яз.
Списoк представленных на Второй Гаагской конференции мира стран и их делегатов.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4998, л. 73–73об., 80–80об (российская делегация), типографский экз., фр. яз.
Донесение первого российского уполномоченного на Второй Гаагской конференции мира. А.И.Нелидова временному управляющему МИД К.А.Губастову.
11 /24 сентября 1907 г.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4968, л. 156-156об., подлинник, рус. яз.
Телеграмма председателя Второй Гаагской конференции мира А.И.Нелидова императору Николаю II. Участники конференции, собравшись на заключительное заседание, выражают глубокую признательность российскому императору, «инициатору и главному творцу гуманистического дела мира».
5/18 октября 1907 г.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5030, л. 3, подлинник, фр. яз.
Гаагская конвенция о мирном решении международных столкновений.
18 октября 1907 г.
Статья 1: «С целью предупредить, по возможности, обращение к силе в отношениях между государствами, договаривающиеся державы соглашаются прилагать все свои усилия к тому, чтобы обеспечить мирное решение международных разногласий».
АВПРИ, ф.Трактаты, оп. 3, д. 1916, л. 180–180об., 184об., 191об., 193об., заверенная копия, фр.яз.
Положение о законах и обычаях сухопутной войны (приложение к Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны).
18 октября 1907 г.
АВПРИ, ф.Трактаты, оп. 3, д. 1916, л. 216об.–220об., заверенная копия, фр.яз.
Заключительный акт Второй Гаагской конференции мира.
18 октября 1907 г.
АВПРИ, ф. СПб. Главный архив, I-10, оп. 28, д. 617, л. 1–7об., копия, фр. яз.
Донесение первого уполномоченного России на Второй Гаагской конференции мира и посла во Франции А.И.Нелидова временному управляющему МИД К.А.Губастову об итогах работы конференции.
16/29 октября 1907 г.
Помета Николая II о прочтении.
АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4968, л. 183-188об., подлинник, рус. яз.
 

Скачать (185 Мб)