О ПРОДАЖЕ РОССИЙСКИХ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ СОЕДИНЕННЫМ ШТАТАМ АМЕРИКИ

Событие, обозначенное в заголовке, и через 150 лет вызывает живейший интерес российских граждан. Подлинная история, основанная на документах, нередко уступает красочным рассказам, конспирологическим версиям и фантазиям в сослагательном наклонении. «Кто и зачем продал Русскую Америку?», «Афера века», «Глупость или преступление» - эти и многие другие яркие названия публикаций в печатных и электронных СМИ побуждают любознательных и увлеченных историей людей обращаться в архив МИД России за разъяснениями по целому ряду вопросов. Попытаемся ответить на самые популярные из них, основываясь исключительно на подлинных  документах.

Нельзя не сказать и о характере русской колонизации. Россия обеспечивала себе пояс союзных или хотя бы не враждебных государств, тем самым гарантируя свои безопасные границы. Пример Аляски и Алеутских островов показывает, что русские старались установить уважительные отношения с местным населением, бережно вести промысловые работы и т.п. Когда русские ушли, а ушли они мирно и цивилизованно, то оставили о себе в целом хорошую память. И сейчас на севере Америки есть немало следов присутствия России. Это, прежде всего, православная церковь и православная культура, следы деятельности русских на Аляске и Алеутских островах, русский язык в географических названиях, в быту местного населения.


Документы и материалы по вопросу

Хранящиеся в фондах Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ) материалы освещают самые разнообразные аспекты истории русских колоний в Северной Америке: деятельность Российско-американской компании (РАК), взгляды правящих кругов России на судьбу  колоний в Америке, составление и подписание договора об уступке США Аляски и Алеутских островов и многие другие вопросы.

 По условиям договора о продаже российских владений американцам, документы российского колониального правления на передаваемых территориях, должны были перейти к американским властям, которые, однако, были обязаны в любое время по требованию российской стороны изготовить и предоставить копию любого документа. Так важная часть архивных материалов по истории Русской Америки оказалась в США (копии были изготовлены только в XX веке и сейчас хранятся в АВПРИ и других отечественных архивохранилищах). Тем не менее следует особо подчеркнуть, что основной массив документов по указанной теме находится в российских архивах: в Москве, помимо АВПРИ, в Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном архиве древних актов, Российском государственном военно-историческом архиве, рукописных отделах Российской государственной библиотеки и Государственного исторического музея, в Петербурге в Российском государственном  историческом архиве, Российском государственном архиве военно-морского флота, Архиве Русского географического общества, Архиве Российской Академии наук, Отделе рукописей Российской национальной библиотеки и др., в архивах Перми, Красноярска, Вологды, Иркутска. Материалы по истории Русской Америки имеются и в зарубежных архивах, прежде всего в США,  Мексике, Испании.


Владения России в Северной Америке

Русские владения на Аляске, Алеутских островах, по северо-западному побережью Северной Америки возникли в результате экспедиций русских мореплавателей еще в 30-40-е годы XVIII века.

8/19 июля 1799 г. была учреждена РАК (частно-государственная монопольная торговая компания), получившая привилегии на эксплуатацию русских владений в Америке до 55 градуса северной широты (см. документы №1,4). Был основан Ново-Архангельск (1799 г.), самое крайнее русское поселение на северо-западном берегу Америки вплоть до 1812 г., когда РАК удалось укрепиться в Калифорнии. К началу 20-х годов XIX века на островах и материке существовало 15 русских «оседлостей», которыми управлял главный правитель колоний с резиденцией в Ново-Архангельске.

5/17 апреля 1824 г. была заключена русско-американская конвенция, регулировавшая взаимоотношения между Россией и США на американском континенте (№2), а 16/28 февраля 1825 г. – аналогичная конвенция между Россией и Великобританией (№3). Оба соглашения определяли границы русских владений и стали первыми международными актами, устанавливавшими принадлежность России как Алеутских островов, так и части территории на американском материке. Впоследствии положения этих документов вошли в договор о продаже русских североамериканских колоний 1867 г.


Предыстория принятия решения о продаже североамериканских колоний России. Предпосылки и причины

Вопрос о возможной продаже Соединенным Штатам российских владений в Северной Америке получил актуальность в середине XIX в., что было обусловлено активной территориальной экспансией американского государства на Тихоокеанском побережье, все более частыми столкновениями экономических интересов РАК и британской компании Гудзонова залива (государственная компания, осуществлявшая торговую деятельность на территории британских владений в Северной Америке), а также объективными трудностями защиты колоний России в случае нападения даже ограниченных военных сил иностранной державы.

Предложение о покупке у России Аляски и Алеутских островов со стороны США было высказано впервые в 1854 г., однако оно было оставлено российским правительством без внимания (№5). На тот момент еще не сформировалось единого мнения о продаже североамериканских колоний. Главным сторонником их продажи выступал брат Александра II великий князь Константин Николаевич, возглавлявший в 1855-1881 гг. Морское министерство, в ведении которого находилась РАК. Он неоднократно предлагал министру иностранных дел А.М.Горчакову рассмотреть эту возможность, утверждая, что военное и экономическое положение Российской империи после поражения в Крымской войне 1853-1856 гг. не позволяет сохранить эти территории в составе империи. Великий князь исходил из того, что Россия прежде всего континентальная держава, и ей «… сообразно особенной природы и исторического развития» следует «укрепляться в центре своем», в то время, как Соединенные Штаты, «… следуя естественному порядку вещей, должны стремиться к обладанию всей Северной Америкой» (№6, №7). Более сдержанную позицию поначалу занимал А.М.Горчаков, предостерегавший от поспешных действий и считавший нежелательным, чтобы Россия выступила с инициативой, идущей против ее собственных интересов (№8).

В 1859 г. правительство США вновь попыталось предложить Российской империи продать ее североамериканские владения, но безуспешно (АВПРИ, ф. Канцелярия, оп. 469, 1860 г., д. 195, л. 216-217). Выборы президента США в 1860 году, начавшаяся годом позднее гражданская война еще на несколько лет отодвинули практическое решение вопроса.

Несколько месяцев с октября 1866 г. до января 1867 г. российский чрезвычайный посланник и полномочный министр в Вашингтоне Э.А.Стекль был в Петербурге, и это время он использовал для встреч и обсуждений продажи российских владений с великим князем Константином Николаевичем, с разделявшим его позицию министром финансов М.Х.Рейтерном и А.М.Горчаковым. По результатам встреч и бесед было выработано окончательное решение – о желательности продажи владений империи в США.

Во времена, о которых идет речь, практическая ценность российских колоний в Северной Америке представлялась даже дальновидным людям несколько иначе, чем сейчас. К 1867 году эти территории осваивались Россией уже более полутора веков, но их местное население едва составляло 12 тысяч чел., а русских было не более 600-800 человек. В хозяйственном отношении сами земли не были освоены и не имели «никакой существенной связи с Россией», а «торговое мореплавание оставалось незначительным», как указывал М.Х.Рейтерн (№9). Куда больше внимания уделялось освоению Приамурского края с его, как считали, несравненно более выгодными климатическими условиями. «На крайнем востоке, в Приамурском крае предстоит России будущность», - писал А.М.Горчакову управляющий Морским министерством Н.К.Краббе (АВПРИ, ф.РАК, оп. 888, д. 399, л. 11-12).

Финансовые трудности РАК (ее долг казне составлял 725 тыс.рублей, и ежегодно требовалось по 200 тысяч рублей государственных дотаций – №10), не облегчали и без того сложное финансовое положение империи, постоянно нуждавшейся в иностранных займах. Уже говорилось и о необходимости военной защиты этих дальних российских рубежей при сохранении дружественных отношений с США. В проекте доклада императору А.М.Горчаков в 1866 г. по существу поддерживал доводы великого князя Константина и М.Х.Рейтерна: «В политическом отношении положение наших колоний едва ли … благополучно. Средства обороны недостаточны … . Это будет предметом продолжающихся конфликтов между двумя правительствами, что в большей или меньшей степени может повредить нашим добрым отношениям с Соединенными Штатами … . Это соображение является, быть может, для нас мотивом продать наши колонии Соединенным Штатам. Оно, конечно же, служит основанием для американцев, чтобы их приобрести» (АВПРИ, ф. СПбГА, I-9, оп. 8, 1857-1868 гг., д. 4, л. 70-72).


Принятие решения

По итогам обсуждений российский министр иностранных дел пришел к выводу, что пора принимать окончательное решение, и предложил провести специальное совещание, т.н. «Особый комитет» во главе с Александром II. 16/28 декабря 1866 года в присутствии императора в заседании участвовали председатель Государственного Совета великий князь Константин Николаевич, министр иностранных дел А.М.Горчаков, управляющий Морским министерством Н.К.Краббе, министр финансов М.Х.Рейтерн и посланник Э.А.Стекль (№11). Неизвестно, велся ли протокол заседания,  в архивах он до настоящего времени не обнаружен. Однако сотрудники АВПРИ выявили черновик письма Э.А.Стекля российскому послу в Лондоне Ф.И.Бруннову, в котором подробно описаны обсуждение и процесс выработки решения (№12). Теперь мы можем вполне определенно судить о заседании «Особого комитета». Собравшиеся 16/28 декабря 1866 г. у министра иностранных дел А.М.Горчакова единодушно приняли историческое решение о продаже российских североамериканских колоний США. Император предложил Э.А.Стеклю вернуться в Вашингтон и провести переговоры  с американцами.

24 декабря 1866 г./4 января 1867 г. Морское министерство направило в МИД и Министерство финансов записку «Граничная черта между владениями России в Азии и Северной Америке». Этот документ, наряду с координатами, указанными в соглашениях 1824 и 1825 гг. соответственно с США и Великобританией, был положен в основу первой статьи договора о продаже Аляски и Алеутских островов (№13).  5/17 января 1867 г. поступило указание от Министерства финансов о том, что денежное вознаграждение за продажу колоний должно составлять «не менее пяти миллионов долларов» (№14). Эти документы были доставлены Э.А.Стеклю. Право окончательного решения и подписания договора он не получил. Ему следовало доложить в Петербург о результатах переговоров в Вашингтоне и далее действовать в зависимости от решения высшей власти.


Переговоры и подписание соглашения

Российский посланник прибыл в Нью-Йорк в середине февраля, уже к началу марта была проведена подготовительная работа, и переговоры в Вашингтоне начались. Главный вопрос состоял в сумме сделки, кроме того, российской стороне было важно, чтобы инициатива исходила от американской стороны – этого удалось добиться, а цена в ходе переговоров постепенно поднялась до 6,5, а потом и до 7 млн. долларов. По итогам переговоров российский посланник и американский государственный секретарь У.Г.Сьюард обменялись нотами, в которых стороны взаимно соглашались с предложениями каждой из них (История Русской Америки. 1732-1867. Т. III. От зенита к закату. 1825-1867. Под общей редакцией академика Н.Н.Болховитинова. М., 1999, с. 449. Далее: История Русской Америки). Тогда же Э.А.Стекль направил шифрованную телеграмму в российский МИД с изложением проекта договора и запросом разрешения на его подписание (№15). Получив телеграмму, А.М.Горчаков ознакомил с ней императора и министра финансов, после чего уже 16/28 марта Александр II утвердил ответ посланнику в Вашингтоне, разрешающий продажу владений России в Северной Америке за 7 млн. долларов и подписание соответствующего договора (№16, №17).

Окончательное согласование текста договора и завершение переговоров происходило в ночь с 17/29 на 18/30 марта. За ряд уступок российской стороны, в т.ч. согласие на продажу без всяких дополнительных условий, выплату за сделку американцами после решения палаты представителей, которая могла собраться только в декабре 1867 г., У.Сьюард «добавил» 200 тысяч долларов (АВПРИ, ф. Посольство в Вашингтоне, оп. 512/3, д. 93, л. 195). Таким образом сумма сделки составила 7 миллионов 200 тысяч долларов золотом.

«Конвенция об уступке Соединенным Штатам Америки российских североамериканских колоний» была подписана в 4 часа утра 18/30 марта 1867 г. в Вашингтоне (№18).


«Конвенция об уступке США российских североамериканских колоний»

Конвенция представляет собой двуязычный рукописный хорошо читаемый документ, в котором в левом столбце – французский текст (французский - официальный язык дипломатии в России на протяжении XIX века до циркуляров 1886-1887 гг., расширивших применение русского языка в деятельности российского МИД), в правом столбце – текст на английском языке. Оба текста подписаны с российской стороны чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вашингтоне Э.А.Стеклем, с американской – государственным секретарем США У.Г.Сьюардом и скреплены сургучными печатями каждой из сторон. Подписавшие документ были  уполномочены  главами  своих государств – императором Александром II и президентом Эндрю Джонсоном (№18). Сразу после подписания Конвенция была направлена в Сенат США на утверждение. По итогам дискуссий сенаторы абсолютным большинством (37 против 2 голосов) одобрили соглашение, после чего по американской процедуре президент ратифицировал договор 16/28 мая 1867 г. (№19). Император Александр II утвердил Конвенцию еще 3/15 мая, а обмен ратификационными грамотами состоялся в Вашингтоне 8/20июня 1867 г., что было подтверждено «Протоколом обмена ратификационными грамотами Конвенции …» (№20).

Конвенция состоит из 7 статей и не содержит никаких дополнительных или секретных пунктов. Статус подписавших соглашение, вся дальнейшая процедура утверждения/ратификации и публикации текста, сдачи на хранение конвенции и ее ратификационных грамот в архивохранилища двух стран – все это соответствовало общепринятым и тогда, и в настоящее время нормам.

Конвенция была первоначально опубликована на французском языке в издании «Ежегодник МИД. 1868 год», а затем на русском языке, когда издавался том Полного собрания законов Российской империи за 1867 год (см. №18). В сопровождавшем публикацию Указе Правительствующего Сената от 6/18 октября 1867 г. о распространении Конвенции «для сведения» и «исполнения» говорится: «слушали предложение управляющего Министерством юстиции от 4 сентября сего 1867 года» о «высочайшей ратификации» указанной Конвенции, «копию с означенного договора и русский перевод оного, сообщенные государственным канцлером князем Горчаковым, он, управляющий Министерством юстиции, предлагает Правительствующему Сенату. При сем слушали и самую копию с означенного договора».

Часто возникает вопрос, почему и во французском, и в английском текстах договора использовано слово “cede” (англ.) и “céder” (франц.) - «уступить», «передать», а не «продать»? Не означает ли это, что существуют какие-то временные ограничения действия Конвенции, или речь идет не о продаже, а передаче в аренду, например? Ошибки в переводе на русский язык нет, и трактовать «уступку», «передачу» определенной территории и недвижимости за определенную денежную сумму возможно единственным образом – как продажу с одной стороны и куплю с другой (в любом современном договоре купли-продажи недвижимости нет терминов «продать» или «купить», а есть: «передать [в собственность]», «принять [в собственность]»).

Красочно оформленная американская ратификационная грамота в синей бархатной обложке скреплена большой государственной сургучной печатью США в серебряном ковчеге на серебряном шнуре с кистями. В грамоте приведен текст Конвенции на французском и английском языках, а вводная часть и заключение с подписью президента США и контрассигнацией государственного секретаря – на английском языке. Подлинник российской ратификационной грамоты хранится в США.

Протокол обмена ратификациями составлен на французском языке, в нем наряду с обычной формулой констатации обмена ратификационными грамотами между договаривающимися сторонами, перечислены все мелкие ошибки и описки в текстах подписанных документов: замена единственного числа глагола множественным, одного артикля, предлога другим, отсутствие в одном месте названия дипломатической должности Э.А.Стекля и прочие, не имеющие содержательного значения описки.

Конвенция, американская ратификационная грамота, Протокол обмена ратификационными грамотами поступили на хранение в архив российского МИД, где в настоящее время и находятся в специальном хранилище наряду с другими договорами Российской империи со времен Петра I. Эти документы неоднократно использовались в съемках телевизионных фильмов и сюжетов информационных телепередач об истории продажи Аляски и Алеутских островов, копии экспонировались в различных музеях и выставочных залах.


Реализация условий Конвенции

После ратификации Конвенции предстояла сложная работа по оформлению и практическому осуществлению передачи российских владений американским властям. Министр финансов М.Х.Рейтерн обратился к Н.К.Краббе с просьбой направить участника специального совещания министерства финансов по передаче колоний и назначить комиссара, который в Америке должен был реализовывать условия Конвенции. В качестве комиссара была предложена кандидатура капитана 2 ранга А.А.Пещурова, командира броненосного фрегата «Минин», после одобрения императором он незамедлительно отбыл в Америку (№21). А.А.Пещурову было рекомендовано активно сотрудничать с Э.А.Стеклем и в первую очередь наладить контакт с американским коллегой генералом Л.Х.Руссо (№22). По общему признанию, у них действительно сложились добрые, хотя и деловые отношения (История Русской Америки, т.III, с. 471).

Проделав нелегкое морское путешествие из Нью-Йорка через Панаму в Сан-Франциско, оба комиссара затем продолжили путь в Ново-Архангельск, куда прибыли в 11 часов утра 6/18 октября 1867 г. и практически сразу по прибытии, в 15 часов 30 минут того же дня начали торжественную церемонию спуска русского и подъема американского флага.

Акт передачи колоний США был подписан в Ново-Архангельске (Ситке) 14/26 октября 1867 г. уполномоченными комиссарами России и США А.А.Пещуровым и Л.Х.Руссо (№23). В Петербурге тщательно проработали осуществление на практике всех пунктов Конвенции, над этим работала специальная комиссия. Важнейшим было решение оставить право собственности на церковные сооружения и церковное имущество приходам и их причтам и прихожанам. Вся российская собственность, общественная и частная, была разделена в Акте на различные категории, внесенные в отдельные списки, обозначенные литерами  от «А» до «Е», для каждого из которых были свои условия дальнейшего существования – от передачи американской стороне, сохранения прав собственности за прежними владельцами, за исключением земли, до сохранения всей полноты прав собственности (АВПРИ, ф. РАК, оп. 888, д.410, л. 99-111).

14 июля 1868 г. палата представителей конгресса США приняла решение о выделении 7,2 млн. долл. золотом для уплаты России по условиям Конвенции 18/30 марта 1867 г. Э.А.Стеклю был выписан ордер на всю сумму золотом (История Русской Америки, т.III, с.479). Документов об оплате передачи российских колоний, тем более приходно-расходных документов, пока выявлено в разных архивохранилищах немного. В связи с этим возникает множество версий по поводу того, а получила ли  Россия плату «за Аляску», в полном ли объеме, как были потрачены полученные деньги и т.п.

В АВПРИ по принадлежности не должны были отложиться финансовые документы, непосредственно свидетельствующие о переводе денег и их использовании, но могли храниться подлинники и копии документов, косвенно связанных с проблемой американской оплаты. Так Н.Н.Болховитинов обнаружил в Архиве копию письма министра финансов М.Х.Рейтерна Э.А.Стеклю о принятии отчета последнего о его «негласных расходах» по договору 1867 г. и копию указа Александра II о зачислении «действительным расходом» «израсходованные на известное мне употребление чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вашингтоне тайным советником Стеклем 165т[ысяч] долларов» (История Русской Америки, т.III, с.479-485, здесь же в подробностях описаны все финансовые операции, связанные с продажей российских колоний).

В «Американском ежегоднике. 2002 год» (М., 2004, с.291-292) опубликована статья известного исследователя истории российских североамериканских владений А.Ю.Петрова «Деньги, полученные от продажи Аляски США, пошли на железнодорожное строительство в России», в которой говорится об архивной находке автора в Российском государственном историческом архиве в Петербурге в фонде 565. В обнаруженном документе Министерства финансов подтверждается, что почти вся полученная сумма была направлена на «покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др.».

Наверное, и на этот раз даны ответы не на все вопросы о «продаже Аляски», но есть подлинные источники, изучение которых дает возможность воссоздать реальную картину событий. Опубликовать хотя бы часть этих документов и было нашей главной задачей.

АВПРИ


Перечень документов Архива внешней политики Российской империи о продаже российских североамериканских колоний Соединенным Штатам Америки


Скачать (299,4MB)