РОССИЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Последние несколько лет перед началом Первой мировой войны характеризовались нарастанием кризиса системы международных отношений, осложненного многообразными конфликтами и противоречиями – межгосударственными, социальными, экономическими. В совокупности они вылились в 1914 г. во всеобъемлющий кризис, приведший к началу беспрецедентной по масштабам вооруженной конфронтации. Катастрофа 1914 года явилась ключевым событием ХХ столетия, предопределившим судьбу многих стран и развитие международных отношений на десятилетия вперед.

Особенно тяжелыми последствиями она обернулась для России, которая совершенно не хотела этой войны и делала все возможное, чтобы ее избежать. Но логика развития международных отношений того времени неумолимо вела к вооруженному конфликту.

Россия была вынуждена ценой большого напряжения форсированными темпами реорганизовывать армию и восстанавливать флот, что не могло не сказаться на ее поведении в кризисных ситуациях, которые часто возникали в предвоенные годы. В этих условиях главной задачей российской дипломатии было максимально оттянуть угрозу назревавшей войны и поддерживать статус-кво в неспокойных регионах, прежде всего на Балканах.

Учитывая усиливающиеся противоречия и соперничество ведущих европейских держав – Франции, Англии, Германии и Австро-Венгрии на традиционных для России направлениях – в черноморско-средиземноморском и балканском регионах, русская дипломатия была вынуждена активизировать свою деятельность и определяться с союзниками и партнерами. Кроме того, ситуация, сложившаяся в результате дестабилизации обстановки в ряде азиатских государств, прежде всего в Китае, Иране и Турции также требовала повышенного внимания и учета при выстраивании отношений с Англией, Францией, Германией и США. В этих условиях в правящих кругах Петербурга и в российском обществе в целом нарастало противоборство приверженцев с одной стороны германофильской с другой – англо-франкофильской ориентации.

Заметное влияние на выработку внешнеполитических и военно-стратегических решений оказывал вплоть до своей кончины председатель Совета министров П.А.Столыпин (1862-1911). Он, в частности, добивался поворота российской дипломатии к активному сотрудничеству с Англией и Францией, что ускорило оформление в 1907 г. Антанты, а также к переносу центра тяжести в деятельности российской дипломатии на европейское направление при сохранении внимания к азиатским и дальневосточным регионам.

Единомышленником Столыпина был министр иностранных дел в 1906-1910 годах, а с 1910 по май 1917 года посол России в Париже Александр Петрович Извольский (1856-1919). Выделявшийся своими способностями и широтой политических взглядов Извольский оставил заметный след в русской дипломатической службе начала ХХ века. Занимая пост министра, он реформировал российский МИД, (коренная реорганизация Центрального аппарата и реформа загранучреждений, направленные на повышение эффективности работы), обеспечил курс на сближение с Антантой, выступил с инициативой вынесения внешнеполитических вопросов на заседания Государственной думы.

Указывая на опасность возникновения общеевропейской войны, Извольский видел два ее основных очага: один – на Балканах, другой – в антагонизме Германии и Франции, за которым стояло англо-германское колониальное соперничество. Он считал, что России не удастся избежать участия в этом «грандиозном конфликте». К возможности предотвращения войны Извольский относился с пессимизмом, считая, что все будет зависеть от Германии: «Если она ее желает, то война будет». [Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф.340, оп.835, д.43, л.16-19]

Когда Извольский занял вакантный пост скончавшегося русского посла во Франции А.И.Нелидова, министром иностранных дел в 1910 г. был назначен Сергей Дмитриевич Сазонов, на долю которого выпали очень сложные и напряженные периоды в истории российской дипломатии.

Предтечей Первой мировой считаются т.н. Балканские войны, в которые в той или иной степени были вовлечены многие европейские державы.

Начавшаяся в конце 1912 г. Первая балканская война Черногории, Болгарии, Сербии и Греции против Турции привела к укреплению влияния Антанты и России, в частности. Это побудило Германию и Австро-Венгрию активизировать усилия по расколу Балканского союза, участники которого никак не могли договориться как разделить отвоеванную у турок территорию. Попытки России выступить в этих вопросах посредником отклонялись.

В июне 1913 г. началась Вторая балканская война. Состав участников конфликта изменился. На сей раз Греция, Сербия, Черногория, Румыния и Турция воевали с Болгарией, которую поддерживали Германия и Австро-Венгрия. Россия неоднократно предпринимала попытки примирить конфликтующие стороны, но они оканчивались неудачей. Причем русский МИД решительно возражал против намерений Турции пересмотреть условия т.н. Лондонского мира, завершившего Первую балканскую войну.

Вторая балканская война закончилась разгромом Болгарии, которая приняла все условия своих противников и лишилась не только некоторых своих приобретений в предыдущей войне, но и части собственной территории. Общий баланс обеих Балканских войн оказался в пользу России и ее партнеров, но Балканы так и остались узлом острейших противоречий.

Дипломатическая борьба той поры в значительной степени влияла на взаимоотношения ведущих европейских стран. Уступки России Центральным державам в некоторых вопросах вызывали неудовольствие у Франции и Англии, которые придерживались более жесткой позиции. Сазонов, будучи министром иностранных дел, чувствовал это острее других членов кабинета. Поэтому именно он ставил вопрос об опасности дальнейших уступок Германии и Австро-Венгрии.

Новый кризис был вызван появлением в Стамбуле германской военной миссии генерала Л. фон Сандерса, наделенного широкими полномочиями. Он даже должен был стать командующим турецким корпусом в Стамбуле. Этот шаг был расценен в России как попытка Берлина установить контроль над Османской империей и проливами. 23 декабря 1913 г. [здесь и далее даты даны по старому стилю] Сазонов представил царю записку, в которой убеждал Николая II, что примирение с новым успехом Германии «будет равносильно крупному политическому поражению и может иметь самые гибельные последствия». «Оно не предохранит Россию от возрастающих притязаний Германии и ее союзников, начинающих усваивать все более неуступчивый и непримеримый тон во всех вопросах, затрагивающих их интересы. С другой стороны, во Франции и Англии укрепится опасное убеждение, что Россия готова на какие угодно уступки ради сохранения мира. Раз такое убеждение укоренится в наших друзьях и союзниках, без того не очень сплоченное единство держав Тройственного согласия может быть окончательно расшатано, и каждая из них будет стараться искать иных обеспечений своих интересов в соглашениях с державами противоположного лагеря». [АВПРИ, Политархив. оп.482. д.3309б. л.2-6] Таким образом министр ратовал за то, чтобы Россия занимала в европейских делах более жесткую позицию и не шла на дальнейшие уступки Центральным державам. Император одобрил эту записку.

В январе 1914 г. Сазонов предложил державам Антанты на постоянной основе координировать свою политику в балканских делах. Эта идея нашла отклик и была реализована в форме периодических совещаний послов России и Франции в Лондоне с английским министром иностранных дел. Россия предпринимала и другие шаги, направленные на консолидацию действий Антанты.

Однако июльский кризис 1914 г. разразился раньше, чем российские дипломаты сумели полностью реализовать свои замыслы. На повестку дня остро встали два вопроса: готовы ли партнеры России поддержать ее и совместными усилиями не допустить унижения Сербии Австрией и готовы ли они в случае войны на почве балканских событий быстро и недвусмысленно принять сторону Петербурга? Сазонов сначала все-таки надеялся на мирное разрешение кризиса, полагая, что доказать причастность белградского правительства к покушению на Франца-Фердинанда в Сараево не удастся, а австро-венгерский император Франц-Иосиф не захочет кровопролития. Министр, как и Николай II, не собирался отдавать Сербию на растерзание.

Но в Петербург стали поступать сообщения о возможных последствиях убийства австрийского эрцгерцога в Сараево. Появлялась вероятность резких действий, включая военные, со стороны Австро-Венгрии. Сазонов дал указание российскому послу в Вене Н.Н.Шебеко « дружески, но настойчиво» указать австрийскому министру иностранных дел Л.Берхтольду «на опасные последствия, к которым может привести подобное выступление, если оно будет иметь неприемлемый для достоинства Сербии характер». [Международные отношения в эпоху империализма: документы из архивов царского и Временного правительств (МОЭИ). М.-Л., 1935. сер. 3, т. IX, с. 381 – 382]

Для России было очень важно договориться с Францией об общей линии поведения. В ходе визита в Петербург 7 – 10 июля внушительной французской делегации во главе с президентом Франции Р.Пуанкаре (1860-1934) Сазонов вел переговоры и с ним и с председателем Совета министров Франции, министром иностранных дел А.Вивиани. Особое внимание уделялось австро-сербскому конфликту. В результате стороны договорились повлиять на Вену с тем, чтобы она не предъявляла требования, которые были бы равносильны вмешательству во внутренние дела Сербии и могли рассматриваться как покушение на ее суверенитет. Стороны также констатировали общность взглядов на проблемы мира и европейского равновесия, а также торжественно подтвердили, что будут неукоснительно соблюдать обязательства, вытекающие из их союза. К намеченным дипломатическим акциям двух держав в Вене было решено привлечь также и Англию.

Но было уже поздно – Австрия предъявила сербам ультиматум, который Сазонов, узнав о нем утром 11 июля, охарактеризовал словами «это европейская война».

Министр немедленно связался по телефону с царем, доложил о происшедшем и попросил его срочно созвать Совет министров. Затем Сазонов пригласил к себе начальника Генерального штаба российской армии Н.Н.Янушкевича и обсудил с ним возможность частичной (направленной только против Австро-Венгрии) мобилизации русской армии.

Сразу после этого министр принял австрийского посла С.Сапари, который вручил ему письменное сообщение, включавшее текст венского ультиматума Сербии и выводы следствия о сараевском покушении. В этом документе и в устном заявлении посла Белград обвинялся в организации заговора, угрожающего целостности и безопасности двуединой монархии. В ответ Сазонов обвинил Австро-Венгрию в умышленном провоцировании войны, порекомендовал отозвать ультиматум или как минимум смягчить австрийские требования.

Российский министр встретился также с послами Франции и Англии и предложил им выработать совместный план действий.

Днем собрался на заседание Совет министров России. Совмин принял решение продолжать дипломатические усилия, направленные на сохранение мира, но одновременно быть готовым, в зависимости от того, как будут разворачиваться события, к частичной мобилизации войск.

Сразу же после заседания Совета министров Сазонов принял сербского посланника М.Спайлаковича и посоветовал, чтобы Сербия, отвечая на австрийскую ноту, проявила максимум уступчивости, не поступаясь, конечно, при этом своим суверенитетом.

В этот же день, вечером Сазонов встретился с германским послом Ф.Пурталесом, котоМеждународные отношения в эпоху империализма: документы из архивов царского и Временного правительств (МОЭИ). М. – Л., 1935. Сер. 3. Т. IX. С. 381 – 382.рый, оправдывая действия Вены, предложил локализовать австро-сербский конфликт предоставив противоборствующим сторонам разбираться самим. Министр отказался от этого предложения и заявил, что Австро-Венгрия предъявляет заведомо неприемлемые требования и не уважает мнения других держав. [ МОЭИ. Сер.3.т.V.с.38-40, 46-47]

Утром 12 июля, ознакомившись с полученными за ночь телеграммами, Сазонов узнал, что Австро-Венгрия сосредотачивает войска на границе с Сербией. В Белграде обещали дать примирительный ответ на австрийский ультиматум, но не считали возможным выполнить все требования Вены. Затем министр поехал на заседание Совмина, которое проходило под председательством царя. Сазонов доложил о ходе дипломатических переговоров и о последних событиях, которые недвусмысленно показывали, что напряжение нарастает. Министры обсудили, объявлять ли намеченную накануне частичную мобилизацию и решили пока от этого воздержаться, подождав реакцию Вены на сербский ответ. Однако со следующего дня на всей территории Российской империи было введено в действие «Положение о подготовительном к войне периоде» с комплексом предмобилизационных мероприятий. Баланс стал смещаться из дипломатической в военную плоскость.

Вечером Австро-Венгрия заявила о разрыве дипломатических отношений с Сербией, одновременно заверив весь мир, что это не означает начало военных действий. Сазонов прилагал максимум усилий, чтобы склонить Англию открыто солидаризироваться с Францией и Россией. Однако ни его ежедневные беседы с послом Великобритании в Петербурге Дж.Бьюкененом, ни личное письмо Николая II Георгу V, ни попытки воздействовать на англичан через Париж не давали результата.

Россия продолжала проводить активную внешнюю политику. Сазонов поддержал просьбу Сербии, которая хотела, чтобы великие державы взяли на себя третейское посредничество в конфликте с Австро-Венгрией, и предложил дипломатам двуединой монархии вступить в неофициальный обмен мнениями, чтобы изменить, сделав их более приемлемыми, некоторые статьи австрийского ультиматума. Однако вечером 15 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии и сразу же приступила к боевым действиям.

Последние надежды на предотвращение «большой войны» в Петербурге возлагали на примиряющее влияние Берлина. Они возникли в связи с обменом телеграммами 16 июля между Николаем II и его кузеном – германским императором Вильгельмом II. В тот же день Сазонов имел две беседы с немецким послом. Первая как будто давала надежду на мирный исход кризиса, но во время второго визита Пурталес зачитал министру телеграмму германского рейхсканцлера Т.Бетман-Гольвега, в которой говорилось, что, если Россия будет продолжать военные приготовления, Германия сочтет себя вынужденной провести мобилизацию и перейти от слов к делу. Это походило на ультиматум и вызвало следующую реакцию русского министра: «Теперь у меня нет больше сомнений относительно истинных причин австрийской непримиримости». [Игнатьев А.В. Сергей Дмитриевич Сазонов//Вопросы истории, 1996. №9.С.36.]

Чтобы не отстать в мобилизационных мероприятиях от будущего противника России было необходимо не откладывая объявить общую мобилизацию. После совещания с военными, Сазонов взялся убедить в этом царя, что ему и удалось в телефонном разговоре. В Париж и Лондон были направлены телеграммы с информацией о принятом Россией кардинальном решении. Однако вечером того же дня царь, получив от кайзера новую телеграмму с невнятными обещаниями, распорядился провести не общую мобилизацию, о которой он условился с Сазоновым, а частичную. Министр узнал об этом уже ночью и не решился беспокоить императора новым звонком.

Около часа ночи Сазонов принял германского посла по его просьбе. На просьбу Пурталеса сформулировать российские условия выхода из кризиса министр набросал следующий проект: «Если Австрия, признав, что австро-сербский вопрос принял характер европейского, заявит готовность удалить из своего ультиматума пункты, посягающие на суверенные права Сербии, Россия обяжется прекратить свои военные приготовления». [Сазонов С.Д. Воспоминания. М., 1991. С.239] Собеседники расстались взаимно неудовлетворенными.

На следующий день стали поступать известия о военных приготовлениях Австро-Венгрии на российских границах и предмобилизационных мероприятиях Германии. Сазонов, некоторые другие члены кабинета министров и военные пытались убедить царя в необходимости срочно начать общую мобилизацию. Однако Николай II, разговоры с которым шли по телефону, отказывался изменить свое решение и от личных встреч всячески уклонялся. Наконец он все-таки согласился принять Сазонова для доклада об общем положении. Министру с большим трудом удалось убедить царя, что Германия уже сделала выбор в пользу войны и России не остается ничего иного, как начать общую мобилизацию. Царское повеление Сазонов немедленно передал Янушкевичу и механизм общей мобилизации заработал. Далее Сазонов сразу же известил об этом Англию и Францию.

Таким образом позиция российской дипломатии в июльском кризисе заключалась в том, чтобы попытаться избежать войны, если это возможно без существенной потери престижа на международной арене и без военного разгрома Сербии, что лишило бы Россию преобладающего влияния в Белграде и на Балканах в целом. Не последнюю роль играли также моральные, религиозные и этические мотивы. Но основной причиной конфликта был вызов, брошенный Германией и ее союзниками странам Антанты и, в частности, России. Этот вызов не принять уже не представлялось возможным. Однако, если российской дипломатии так и не удалось сохранить мир, то с задачей выставить противника нападающей стороной русский министр иностранных дел справился успешно.

Вечером 19 июля Германия объявила России войну и кризис перерос практически в общеевропейское военное столкновение. Для русских дипломатов наступил новый этап – период работы во время войны, в которой приняли участие 38 стран и в которой Россия, ценой огромных потерь, сорвав планы быстрого разгрома Франции, заложила решающие предпосылки к конечной победе Антанты, тем самым до конца выполнив свой союзнический долг.

Историко-документальный департамент


Первая мировая война и дипломатия России

Первая мировая война (1914-1918) − одно из крупнейших, переломных событий, изменивших облик Европы и всего мира.Этот гигантский, невиданный до той поры катаклизм обернулся утратой миллионов жизней, падением могущественных империй, становлением новых национальных государств, коренными переменами в системе международных отношений.Война оказала воздействие на судьбы миллионов людей, обусловила многие тенденции мировой политики, по сути определила дальнейший ход развития человеческой цивилизации.

Для России, принявшей самое активное участие в войне,она стала великим подвигом и вместе с тем – огромной трагедией, ввергнувшей страну в хаос революции и кровопролитной борьбы за власть. Была прервана эволюционная трансформация российского общества, подготовленная реформами второй половины XIX – начала XX в.

Россия оказалась в уникальной ситуации, проиграв войну проигравшей Германии. Это явилось результатом стечения целого ряда обстоятельств, но главным из них стал курс большевистской партии, нацеленный на подрыв боеспособности страны и ее поражение. Характерно в этой связи высказывание У.Черчилля: «Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России…Она уже прошла через все бури, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена».

В советскую эпохувсячески принижалось значение Первой мировой войны,считавшейся войной «империалистической», «мировой бойней», единственная «польза» от которой заключалась в создании предпосылок для Октябрьской революции. Замалчивалось то, что в российском обществе война вызвала небывалый патриотический подъем и была воспринята как Вторая Отечественная война. Почти не упоминалось о доблести наших солдат и офицеров, о массовом героизме (погибло более миллиона, было ранено около 4 миллионов российских военнослужащих). За все годы советской власти не было установлено ни одного достойного общенационального памятника героям и жертвам Первой мировой войны.

Россия не хотела этой войны и всеми силами пыталась ее предотвратить (равно как и Балканские войны 1912-1913 годов). Министр иностранных дел С.Д.Сазонов и сам Николай II вплоть до последних дней июля 1914 года предпринимали усилия, направленные на дипломатическое урегулирование конфликта. Однако Германия уже приняла для себя решение и 1 августа объявила войну России, а 3 августа – Франции. 4 августа в войну вступила Великобритания.

Российские вооруженные силы не были должным образомреорганизованы и подготовлены к войне, однако с самой лучшей стороны проявили себя в боевых действиях. Ими были выиграны 22 сражения из 55,в которых они участвовали – Галицийская битва, Варшавско-Ивангородская операция, Мазурское и Праснышское сражения, Брусиловский прорыв и др.

Россия была верна союзническому долгу и не раз приходила на выручку партнерам по Антанте. В августе 1914 года Франция, оказавшаяся на грани поражения, обратилась к русскому правительству с просьбой как можно скорее начать наступление в Восточной Пруссии, чтобы ослабить германское давление на западном фронте. Российское командование не успело в полной мере подготовиться к проведению запланированной операции, но, не колеблясь, пришло на помощь союзнику. Платить за это пришлось дорогой ценой – разгромом армии генерала А.В.Самсонова. Однако немцы были вынуждены перебросить с Запада на русский фронт два корпуса, и Франция была спасена. Красноречиво признание маршала Ф.Фоша: «Если Франция не была стерта с лица земли и Париж не был взят в первые же несколько месяцев, то это только благодаря жертвенному наступлению русских».

И в дальнейшем стойкость русской армии сыграла существенную роль в том, что державы «Сердечного согласия» смогли выдержать натиск вражеских сил.

По просьбе французов на западный фронт в 1916 году были направлены четыре русские бригады (около 40 тыс. солдат и офицеров), которые принимали участие в боевых действиях на самых трудных участках и проявили исключительные отвагу и мужество.

Внешняя политика и дипломатияРоссии сыграли активную роль в Первой мировой войне, способствуя повышению значения России какодного из важнейшихмеждународных политических, экономических и культурных центров. Впервые наши дипломаты столкнулись с задачами столь масштабными, от решения которых зависело само существование государства, потребовавшихвыхода на новый, более высокий уровень политической работы, налаживания интенсивных межгосударственных контактов в двустороннем и многостороннем формате.

Русские дипломаты активносодействовалиукреплению союзнической коалиции, обеспечению взаимодействия со своими главными партнерами, добивались международной изоляции Германии, разрабатывали программу послевоенного сотрудничества. Достижением внешней политики Петербурга сталиБосфорские соглашения 1915 года, хотя реализовать их так и не удалось.

В контактах с союзниками наши дипломаты не допускали ущемления национальных интересов, показали себя опытными и искусными переговорщиками.

Реальность военного времени потребовала отМИД России осуществления информационно-пропагандистских и контрпропагандистскихфункций, использование внешних рычагов для снабжения армии, заботы о военнопленных и т.д. Все больше заявляли о себе публичная и экономическая дипломатия. Происходила оптимизация структурывнешнеполитического ведомства, в рамках которого были созданы Отдел военнопленных, Особый политический отдел, Правовой и Экономический департаменты.

В годы войны обозначилась гуманитарная составляющая во внешнеполитической и дипломатической деятельности России: помощь раненым, поддержка российских подданных, застигнутых войной за границей.

Русские дипломаты проявляли личное мужество в чрезвычайных ситуациях (например, в посольстве в Сербии во время наступления войск противника). Многие были мобилизованы в действующую армию и пали на полях сражений.

Сегодня мы обращаемся к истории Первой мировой войны не для того, чтобы выявлять ее виновников, делить ее участников на победителей и побежденных.Главный урок заключается в том, что будущее европейского и мирового сообщества─ в единстве и сотрудничестве, в органичном сочетании национальных, региональных и глобальныхинтересов, ане в попытках силой, в ущерб другой стороне, обеспечить свою безопасность. Устойчивая безопасность может быть только равной и неделимой.Этот принцип заложен в Концепции внешней политики Российской Федерации, ставящей во главу угла установление справедливого и демократического миропорядка, основанного на коллективных началах в решении международных проблем и на верховенстве международного права.


Документы и фотоматериалы из Архива внешней политики Российской империи (АВП РИ)

Сазонов С.Д. Министр иностранных дел России в 1910-1916 гг.
Декларация России, Англии, Франции и Италии о незаключении сепаратного мира (последний лист). 13/26 апреля 1915 г., Лондон.
Докладная записка С.Д.Сазонова с резолюцией Николая II: «…Несмотря ни на какие препятствия и потери, Россия будет бороться с противником до конца». 7 сентября 1914 г.
А.А.Нератов. Товарищ Министра иностранных дел (1916-1917), исполняющий обязанности министра иностранных дел (ноябрь-декабрь 1916 г.), управляющий министерством иностранных дел (февраль-март 1917 г.)
А.А.Савинский. Посланник в Болгарии (1913-1915)
Н.Н.Шебеко. Посол в Австро-Венгрии (1913-1914)
Заявление камер-юнкера императорского двора графа А.И.Тышкевича, причисленного к Министерству иностранных дел, о желании поступить в действующую армию и с просьбой об оставлении его в списках МИД. 15 сентября 1915 г.
Секретная телеграмма министра иностранных дел России С.Д.Сазонова посланнику в Сербии Г.Н.Трубецкому с предписанием оставаться при сербском правительстве и разделить его участь. 18 ноября/1 декабря 1915 г.
Телеграмма российского посла в Вашингтоне Ю.П.Бахметева с сообщением о перечислении им 5000 рублей Российскому обществу Красного Креста. 13 октября 1915 г.
Карта с указанием местонахождения российских военнопленных на территории Германии и Австро-Венгрии. 1916 г.
86 русских солдат, бежавших из австрийского плена, в Турине. 16 июня 1916 г.
Из донесения поверенного в делах России в Сербии В.Н.Штрандтмана министру иностранных дел С.Д.Сазонову. 1/14 ноября 1914 г.О положении на сербском фронте, о действиях команды российских моряков по установке мин и подрыве на этих минах крупнейшего на Дунае неприятельского монитора "Темеш".
Телеграмма посланника России в Сербии Г.Н.Трубецкого министру иностранных дел С.Д.Сазонову о критическом положении сербской армии и необходимости настаивать перед союзниками на безотлагательной эвакуации сербских войск морем. 29 декабря 1915 г./11 января 1916 г. Помета Николая II: «Нужно продолжать всячески подталкивать союзников помочь Сербии».
Из донесения российского генерального консула в Салониках В.Ф.Каля во Второй (Ближневосточный) политической отдел МИД. 21 января/3 февраля 1917 г. О взаимоотношениях российских и сербских частей на Салоникском фронте.

Аланды в Первой мировой войне

Вскоре после начала Первой мировой войны русское командование начало принимать меры по укреплению Аландского архипелага − самой западной точки Российской империи. Уже в конце октября 1914 г. несколько крейсеров получили задачу исследовать районы Або-Аландских шхер с целью определения фарватеров для прохода крупных военных кораблей в Ботнический залив и подготовки к укреплению обороны района.

Манёвры стали известны немцам, что заставило военные власти России приступить к подготовке обороны архипелага. С этой целью на Аландах был размещен пехотный батальон, произведена установка артбатарей на входных с моря фарватерах, налажена работа постов службы связи, созданы защищённые стоянки для захода наших судов. Всеми оборонительными мероприятиями руководил начальник штаба шхерной позиции лейтенант В. Новиков.

Возникли дипломатические осложнения со Швецией, которая опасалась «агрессивных» намерений России. Тем не менее, Стокгольм удалось убедить в целесообразности создания Або-Аландской шхерной позиции (ААШП) и добиться согласия шведов на минирование Аландсгара (за исключением района шведских территориальных вод).

Русское командование ставило перед собой следующие задачи. Не позволить немцам захватить Аландский архипелаг и использовать его как собственную военную базу. «Запереть» Германию на ее части Балтийского моря. Гарантировать нейтралитет Швеции и сохранить налаженные безопасные торговые пути. Не допустить высадки немецкого десанта на территории Финляндии.

Обстрелы ААШП начались в июне 1915 г. Самым мощным из них стал обстрел немецкими кораблями береговой батареи на острове Утё с человеческими жертвами с русской стороны.

Для жителей Аландского архипелага, которые оказались на перекрестке военных дорог, вводилось множество ограничений, запретов (включая установление военной цензуры) и повинностей.

К концу 1915 г. ААШП приобрела основные характеристики укреплённого района. Общая численность расквартированных на Аландах войск к 1 января 1916 г. составляла около 600 чел. − три роты и пулемётная команда. Затем сюда подтянули полк офицерской стрелковой школы, две тяжёлые батареи, автомобильную команду. Была также создана конно-разведывательная группа. На гарнизон была возложена задача обеспечить защиту островов от возможных десантов противника.

Немецкое командование не предпринимало попыток овладеть Аландами. В основном производились налёты немецких аэропланов на русские корабли, велись боевые действия против транспортных судов союзников и обстрелы германскими крейсерами русских батарей.

Первый налёт цеппелина на континентальный Аланд был произведён в июле 1916 г., после чего бомбардировки стали постоянными. Во время бомбёжки русского транспортного судна «Святитель Николай» погибли семь моряков. В память об этом в 1996 г. российское консульство установило на братской могиле монумент, у которого ежегодно, 9 мая, проводятся торжественно- траурные церемонии.

Чтобы нейтрализовать активные действия подводного флота Германии русскими кораблями из Турку были доставлены дальнобойные артиллерийские орудия. С молчаливого согласия Англии и Франции, являвшимися союзниками России по Антанте (по Парижскому договору 1856 г. утверждался демилитаризованный статус Аландов), Россия стала создавать там артиллерийские расчёты. Формировались военные городки, где были телеграф, казармы, пекарни, кузни, бани, магазины. Усилиями солдат в глухих лесах были не просто прорублены просеки, но и выложены более десятка километров брусчато-каменных дорог для обеспечения передвижения подвод со снарядами.

Одновременно русское командование создавало базу в аландских шхерах, в частности, в хорошо защищенном фьорде Лумпарен на юго-востоке Аландов перед Бомарсундом. В районе между Мариехамном и Эккерё были сосредоточены несколько миноносцев.

Несмотря на минные заграждения, немцы пытались маневрировать между ними, чтобы проникнуть во внутренний фарватер, дойти до Мариехамна и обстрелять город и посты связи. В ответ русское командование организует отряд дозорных судов и передвижную орудийную батарею. К концу 1916 г. артиллерия приморского фронта на Аландах состояла из восьми рот и одного отдельного артбатальона.

События Февральской революции в России во многом дезорганизовали военные силы на Аландах. Весной 1917 г. войсковые районы архипелага были объявлены на осадном положении.

К июню 1917 г. из-за тяжёлого финансового положения страны и потери контроля над армией в Финляндии специальная комиссия Морского министерства России приостанавливает все оборонительные работы на Аландах. Архивные документы осени 1917 г. свидетельствуют о том, что боеспособность ААШП существенно снизилась. На Россию серьёзное давление оказывала Швеция, что вынудило Морское министерство начать переговоры об изменении границ Аландских островов.

Октябрьская революция окончательно положила конец военной деятельности России на архипелаге. В 1918 г. последние воинские формирования были отправлены с Аландов в Финляндию, а затем в Россию. В 1919-1921 гг. все укрепления и военная инфраструктура, в соответствии с решением стран-победительниц были уничтожены.

На сегодняшний день о событиях Первой мировой войны на Аландах (в качестве музейных объектов под открытым небом) напоминают остатки двух самых крупных батарей в местечках Солис и Кунгшё, фундаменты казарм, аэродромных площадок.

Консул Российской Федерации на Аландских островах

И.Демяненко
Консул Российской Федерации на Аландских островах

Русские летчики на Аландах
Русский летчик
Русские военные моряки на Аландах
Могила русских моряков, погибших в ходе военных действий
Монумент на братской могиле русских моряков, погибших во время бомбёжки русского транспортного судна «Святитель Николай»

Сарыкамышская военная операция 1914 г.

Сражение при Сарыкамыше на Кавказском фронте Первой мировой войны с 12/25 декабря 1914 г. по 24 декабря 1914 г. / 6 января 1915 г. – крупная оборонительная операция русской Кавказской армии под командованием генерала А.З.Мышлаевского. Она сражалась против 3-й турецкой армии во главе с военным министром Энвер-пашой. Османская армия насчитывала 90 тысяч человек, русская – 60 тысяч человек.

29 и 30 октября 1914 г. османский флот обстрелял Севастополь, Одессу, Новороссийск. 2 ноября Россия объявила войну Османской империи. 5 и 6 ноября за ней последовали Англия и Франция. Таким образом, на Азиатском театре военных действий возник Кавказский фронт.

Военные действия на Кавказском фронте были способны отвлечь часть русских войск с фронтов в Польше и Германии. Именно с этой целью Германия снабжала османскую армию военно-техническими ресурсами, а Османская империя предоставила свои людские ресурсы, задействовав на Кавказском фронте 3-ю армию.

Для России Кавказский фронт был второстепенным по сравнению с Западным, однако ей следовало опасаться стремления Османской империи вернуть контроль над крепостью Карс и Батумским портом, которые были утрачены османами в конце 70-х годов XIX в.

Военные действия на Кавказском фронте происходили главным образом на территории Западной Армении и Персии. Главные силы сторон группировались на важнейшем операционном направлении – Карском (Карс – Эрзерум), в районе Олты-Сарыкамыш, откуда русские войска в составе Сарыкамышского и Олтынского отрядов начали боевые действия.

2 ноября 1914 г. русская армия перешла границу с Османской империей и начала наступление в направлении Кепри-кёй. В ответ на это 3-я турецкая армия начала контрнаступление. В военных действиях, продолжавшихся до 29 ноября, русские войска понесли тяжелые потери, наступление было приостановлено. Кеприкёйская военная операция закончилась оттеснением русских войск к границе.

Османское командование, сумев остановить русские войска, приняло решение развивать успех в направлении Сарыкамыша. При сложившейся неблагоприятной для русской армии ситуации с 9 по 12 декабря османская армия перешла в наступление, а русские войска произвели контрманевр. При Сарыкамыше 1-й и 2-й Кубанским пластунским бригадам противостояли 9-й и 10-й турецкие корпуса 3-й армии. С 12 по 14 декабря под Сарыкамышем велись ожесточенные бои. 15 декабря 1914 г. командир 1-й Кубанской пластунской бригады генерал М.А.Пржевальский прибыл в Сарыкамыш и приступил к обороне города. С 16 по 21 декабря все атаки османских войск на Сарыкамыш были отбиты, а с подходом резервов русские войска отбросили противника и перешли в контрнаступление. 22 декабря был окружен и пленен весь 9-й турецкий корпус во главе с командиром Эсхад-пашой, а остатки 10-го корпуса были вынуждены отступить.

Потери османской армии были велики: вся артиллерия, штабы и обозы 9-го корпуса, большая часть артиллерии и почти все обозы 10 корпуса – остались под Сарыкамышем. Потери турецких корпусов под Сарыкамышем составили убитыми, замерзшими и ранеными около 70 тысяч человек, потери русских – около 20 тысяч человек. Данные о потерях армий в результате военной операции разнятся. По некоторым сведениям, с российской стороны было убито и ранено около 30 тысяч человек, обморожено 12 тысяч, с османской – около 60 тысяч человек убито и ранено, 18 тысяч обморожено.

Многие османские военнослужащие в последние три дня сражения дезертировали. Вероятно, только небольшая часть их спаслась, а остальные погибли от мороза и голода или пропали без вести.

Победа в Сарыкамышской битве дала возможность русским войскам
восстановить положение на фронте и открыла дорогу вглубь Османской империи в направлении Эрзерума, где находилась главная тыловая база и центр управления 3-й турецкой армией. Этот огромный укрепрайон связывал воедино турецкий фронт на Кавказе. Кроме того, под Эрзерумом сходились важные пути: на Батум, на Олты и Ардаган.

В Архиве внешней политики Российской империи имеется ряд материалов о боевых действиях и событиях в районе Сарыкамыша,
о передвижениях российских и османских войск, о военном потенциале
и боеспособности османской армии.

Историко-документальный департамент

Секретная телеграмма дипломатического чиновника при наместнике Его Императорского Величества на Кавказе о боевых действиях под Сарыкамышем. 16/29 декабря 1914 г. АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4116, л. 10, подлинник, рус.яз.
Секретная телеграмма чиновника для пограничных сношений при наместнике Его Императорского Величества на Кавказе о положении дел в Сарыкамыше. 17/30 декабря 1914 г. АВПРИ, ф. Политархив, д. 4116, л. 12, подлинник, рус.яз.
Секретная телеграмма и.о. чиновника для пограничных сношений при наместнике Его Императорского Величества на Кавказе. 21 декабря 1914 г. / 3 января 1915 г. АВПРИ, ф. Политархив, д. 4116, л. 16, подлинник, рус.яз.
Из боевого расписания «турецкой армии по состоянию ея к 24 мая / 6 июня 1915 года», составленного отделением английского Генерального штаба в Каире. Перевод с английского. 28 августа / 10 сентября 1915 г. АВПРИ, ф. Политархив, д. 4109, обложка, л. 6-11, 35-36, подлинник, рус.яз.
Из записки российского вице-консула в Деде-агач В.Н. Гаджемукова: «Военное положение в Турции с 1 января по 24 июля 1915 г.». 1/14 сентября 1915 г. АВПРИ, ф. Политархив, д. 4109, л. 15-18об., подлинник, рус.яз.

Вклад России в победу Антанты в Первой мировой войне 1914-1918 гг.

Вооруженное противоборство России со странами германского блока в период Первой мировой войны, а также вклад русской армии в победу над Германией и ее союзниками - одна из интереснейших, не полностью раскрытых тем отечественной, да и мировой истории. Россия, которая была меньшей частью всей совокупности противоречий, существовавших в то время на общеевропейской политической арене, по существу была втянута в вооруженный конфликт – 1 августа (19 июля по старому стилю) 1914 г. кайзеровская Германия объявила ей войну. Историографы сходятся во мнении, что если бы не война и ее дальнейшие последствия, то столыпинские реформы («20 лет без войны») могли бы привести к комплексной трансформации страны, экономика которой находилась на подъеме.

Вместе с тем, можно говорить о существовании так называемого специфического русского мироощущения, которое всегда было востребовано Европой на «крутых судьбоносных поворотах» ее истории. России принадлежала инициатива в зарождавшемся процессе цивилизованного регулирования международных споров. Несмотря на то, что Российское государство вступило в войну в период происходившей реорганизации своих вооруженных сил, которая должна была завершиться к 1917 г., оно внесло огромный вклад в победу стран Антанты. Достаточно отметить, что уже в самом начале войны ценой гибели армии А.В.Самсонова в Восточной Пруссии была спасена Франция. В конечном счете, неся собственные громадные лишения, Россия обеспечила Европе выход на устойчивую социально-экономическую модель развития, содействовала формированию на континенте политической стабильности.

В отношении роли России в Первой мировой войне прослеживается три наиболее распространенных взгляда на события столетней давности.

Первая – западная интерпретация – утверждает отсутствие каких-либо крупных боевых действий на Востоке. Немцы, якобы, легко продвигались вперед, темпы их движения определялись исключительно объективными возможностями. В то же время слабая царская армия постоянно отступала, а если русскими и проводились какие-то заметные операции, то исключительно в узкоэгоистических интересах, без увязки с общими интересами союзников. Война на Востоке представляется бледной тенью операций на Западе: в составе Антанты Россию, в отличие от Великобритании и Франции, можно причислить к равным партнерам своих западных союзников лишь формально. При этом ссылки делаются преимущественно на мемуарную литературу, что, естественно, снижает степень объективности наблюдений и выводов европейских исследователей.

Вторая точка зрения – большевистская. Ее апологеты (М.Д.Бонч-Бруевич и др.) рассматривали войну исключительно как одну из предпосылок (в самом широком понимании) социалистической революции и гражданской войны. Драматические события 1914 - 1917 гг., по сути, оказались в тени того, что произошло вслед за ними. Катастрофа российской государственности заслонила произошедшее до 1917 г., а потери в гражданской войне превысили потери русской армии в ходе боевых действий в составе Антанты. Да и вспоминать Первую мировую войну поначалу было не принято, поскольку многие герои войны связали свои судьбы с белым движением, а военспецы – бывшие офицеры в составе РККА – были «вычищены» из рядов Красной Армии в 20-е и 30-е годы в ходе политических репрессий. В числе наиболее устойчивого набора штампов, присущих приверженцам данной точки зрения, в частности, – военно-техническая отсталость России, бездарность царских генералов и их полное раболепие перед англо-французскими союзниками – якобы, привязывая свои боевые операции к требованиям Антанты, русские «расплачивались кровью» за оказанную материальную помощь.

Приверженцы третьей современной российской точки зрения хотя и признают определенную роль Русского фронта и заслуги России в годы Первой мировой войны, одновременно утверждают, что русские были способны побеждать только слабых турок и австрийцев. Фактически, Галицийская битва 1914 г. выявила то, что австрийцы оказались равноценным противником, свидетельством чего являлись, в частности, поражения под Томашовым и Красником. Заслуга Русской армии состояла как раз в том, что она «сломала хребет» Австро-Венгерской армии.

Исторические факты, однако, подтверждают выводы о том, что Восточный (Русский) фронт являлся одним из ключевых в течение всей войны, исходя в том числе из задействованного на данном направлении количественного и качественного состава сил германского блока, а также размеров потерь агрессора. В ходе кампании 1914 г. русские войска нарушили стратегические планы германского блока, полностью нивелировали немецкие успехи на французском театре военных действий. Так, например, по имеющимся данным, если в начале Первой мировой войны Русской армии противостояли до 18 германских и 40 австро-венгерских пехотных дивизий, то по состоянию на конец 1914 г. германская группировка суммарно увеличилась до 36 дивизий, а Австро-Венгерская – до 47. К этому нужно добавить 11 турецких пехотных дивизий.

Германские потери в живой силе на Русском фронте в 1914 г., по экспертным данным, составили около 223 тыс. человек, австрийские – 723 тыс. и турецкие – около 90 тыс. Таким образом, Русская армия вывела из строя более миллиона солдат и офицеров противника, в то время как наши союзники – 757 тыс. немцев на Французском фронте и 226 тыс. австрийцев на Сербском фронте. Можно с полным основанием констатировать, что наличие Русского фронта в 1914 г. спасло союзников от разгрома, явилось мощнейшей предпосылкой победы. В стратегическом отношении к концу 1914 г. германский блок войну проиграл, и, прежде всего, «благодаря» усилиям Русской армии.

В ходе кампании 1915 года Русский фронт выдержал совокупный напор армий противника, приняв на себя удар главных сил Германии, стремившихся добиться решительных побед. По состоянию на август того года, из 262 дивизий германского блока Русский фронт затянул на себя 119

дивизий (более 45 % войск противника). Тем самым, союзникам по Антанте была предоставлена передышка, возможность накопить под прикрытием Русской армии необходимые материальные ресурсы, что позволило в дальнейшем превзойти грозного неприятеля и в 1016 г., захватив инициативу, кардинальным образом переломить в пользу держав Антанты весь ход Первой мировой войны.

На Востоке было сосредоточено 66 немецких пехотных дивизий (около 33% состава всей действующей германской армии). Австро-венгерские войска усилились до 42 пехотных дивизий (более 60% от всей действующей армии). Еще более впечатляющая картина наблюдалась на Кавказском фронте. Так, если там в первой половине года России противостояло 12 турецких дивизий, то к августу после переброски войск на Кавказ из Дарданелл их численность увеличилась до 22. А по состоянию на август 1917 г. Против России воевало 149 пехотных дивизий противника (из 358 дивизий) – 42%, в ноябре - 128 дивизий (из 366 дивизий) – 35% войск германского блока. Что касается потерь России и других участников Первой мировой войны, то данные в различных источниках заметно отличаются. Приведем отечественную статистику.

Государства

Виды потерь (в тыс.)

Всего
потерь
(в тыс.)

Численность
армий
(в тыс.)

% потерь
от числен-
ности армий

Демограф.
потери

Санитарные
потери

Попавшие
в плен

Страны Антанты

Россия

2254,4

3749,0

3343,4

9347,3

15500,0

60,3

Англия

908,4

2035,9

358,8

3303,1

9500,0

34,8

Франция

1397,8

2800,0

504,0

4701,8

8407,0

55,9

Италия

381,0

800,0

500,0

1681,0

5600,0

30,0

Бельгия

38,2

150,0

70,0

258,2

500,0

51,6

Сербия и Черногория

40,0

152,0

200,0

392,0

800,0

49,0

Страны Тройственного союза

Германия

2350,0

4510,0

1000,0

7860,0

13251,0

59,3

Австро-Венгрия

1100,0

1980,0

1800,0

4880,0

9000,0

54,2

Турция

250,0

763,7

479,6

1493,3

2800,0

53,3

Болгария

33,0

92,4

78,0

203,4

450,0

45,2

Примечание. Приведенные в таблице сведения о численности армий воевавших государств и основных видах потерь (за исключением данных о численности и демографических потерях Русской армии) взяты из следующих источников (с внесением в них некоторых уточнений): Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. – М., 1960, с. 154-157, 312-313, 374-377; Мировая война в цифрах. – М.-Л., 1934, с. 22-23.

Из таблицы видно, что Русская армия по сравнению с армиями других участников военных коалиций понесла самые большие потери, составившие 60% от общей численности вооруженных сил, т.е. больше, чем побежденные (год спустя) Германия и Австро-Венгрия. Был выбит фактически весь кадровый состав (1,4 млн. чел.) и военнообязанные 1 и 2 очереди (5,6 млн. чел.), из которых складывалась основная ударная сила российской армии. Через три года войны в ней обнаружилось катастрофическое падение боеспособности, а в конце 1917–начале 1918 гг. армия практически распалась. Это обусловливалось целым рядом причин, в т. ч. крайне невыгодным геополитическим расположением России по сравнению с другими странами Антанты, в результате чего пришлось в течении 3,5 лет удерживать фронт от Балтики до Черного моря, не считая 1100-километровой протяженности Кавказского фронта; неудовлетворительное руководство вооруженными силами и ходом военных действий со стороны Верховного главнокомандования и правительства; значительный социально-экономический разрыв по сравнению с индустриально-развитыми Германией, Великобританией и Францией; своекорыстной политикой наших союзников по Антанте, которые вели войну «до последнего русского солдата», используя Восточный театр военных действий и др.

России приходилось неоднократно «разрываться» между выполнением союзнического долга и реализацией собственных стратегических задач. Российские вооруженные силы сыграли роль «парового катка» для перемалывания значительной части совокупной военной мощи Германии, Австро-Венгрии и Турции. Россия трижды спасала Францию (Восточно-Прусской операцией 1914 г., Нарочской операцией 1916 г., июньским наступлением 1917 г.), дважды Сербию (Галицийской битвой 1914 г. и Карпатской операцией 1915 г.), Италию (Наступлением Юго-Западного фронта 1916 г.) и Румынию (специально создав для этого целый фронт), участвовала в образовании Салоникского фронта. Осенью 1914 г., сорвав германские операции на Изере и Ипре, Россия по существу выручила британскую и бельгийскую армии. Серия операций Кавказского фронта оказала большую помощь Антанте (прежде всего Великобритании) в реализации периферийной стратегии блока. Наконец, кампания 1915 г. и Брусиловский прорыв 1916 г. оказали неоценимую помощь всем союзникам по Антанте. Оттягивая на себя войска противника, русское военно-политическое руководство грамотно осуществляло стратегию коалиционной войны. Но далеко не всегда Россия могла рассчитывать на адекватную взаимопомощь со стороны союзников. Кроме того, в итоге разрушительных процессов в обществе и государстве, приведших к развалу государственного аппарата и вооруженных сил России 19 ноября 1917 г. были начаты сепаратные мирные переговоры между РСФСР и Центральными державами в Брест-Литовске, а 4 декабря заключено перемирие. Это во многом перечеркнуло многолетние военные успехи России.

Вместе с тем, даже выйдя из войны, Россия продолжала притягивать значительные силы противника (свыше 1 миллиона военнослужащих). Не вылилась в стратегический успех и последняя надежда Германии – весеннее наступление 1918 г. во Франции, в том числе и потому, что не было подвижных сил для развития успеха – вся конница (9 кавалерийских дивизий) базировалась на Востоке. В период последнего германского наступления на западном театре военных действий весной-летом 1918 г., на бывшем Русском фронте находилось до 50 германских дивизий.

Важнейшим аспектом вклада России в поражение германского блока была роль российской армии в захвате Антантой стратегической инициативы. В принципе, наличие двух главных фронтов само по себе исключило для германского блока возможность выиграть войну.

Русский фронт оттянул на себя большие силы противника - в разные периоды от 49% (ноябрь 1917 г.) до 78% (декабрь 1914 г.) австро-венгерских дивизий, от 18 % (август 1914 г.) до 41 % (август 1915 г.) германских дивизий, от более чем 28% (август 1915 г.) до 72% (август 1916 г.) турецких дивизий, от 16,5 % до 33 % болгарских дивизий.

Средний удельный вес Русского фронта составил 42% от всех сил германского блока на фронтах Первой мировой войны. Более того, Русский фронт привлек на себя почти всю неприятельскую конницу (к концу 1916 г. – 22 кавалерийские дивизии).

Согласно подсчетам специалистов, в 1914-1917 гг. на Русский фронт были переброшены 129 германских (из них 91 с Французского фронта), 35 австрийских, 15 турецких, 4 болгарских пехотных дивизий. Общее количество дивизий германского блока на Русском фронте возросло с 58 (в августе 1914 г.) до 150 (в августе 1917 г.). На Французском фронте, соответственно, с 80 до 142.

Боевые заслуги России как участника Первой мировой войны гораздо более весомые, любого из союзников по Антанте по отдельности (свыше 50% людских потерь германского блока - заслуга русской армии, до 42% пехотных дивизий германского блока была сосредоточена на Русском фронте, значительная доля трофеев - также взята русской армией), и вполне сопоставим с общим вкладом Англии, Франции и Италии. При этом общая численность русской армии за войну (всего через нее прошло 15 млн. человек) составила 37% от численности армий 9-ти главных воюющих держав Антанты и ее союзников (Россия, Англия, Франция, Бельгия, Италия, Сербия, Румыния, США, Греция).

Результаты Первой мировой войны хорошо известны: военно-политическая победа над коалицией центральных держав досталась США, Британской империи, Франции, Италии и Японии. Россия же из огня мировой империалистической войны попала в полымя гражданской войны и иностранной военной интервенции, продолжавшейся до 1922 г.

Известный английский военный теоретик и историк, служивший офицером в рядах британской армии во время Первой мировой войны, Г.Б.Лиддел-Гарт в одной из первых своих работ справедливо отмечает: «Россия пожертвовала собой ради союзников и несправедливо забывать, что союзники являются за это неоплатными должниками России». [Андоленко, с. 16]

Историко-документальный департамент

Список источников:

1) Андоленко С.П., Союзники и враги о русской армии в войну 1914 – 1917 годов // Военно-исторический вестник, № 23. Париж, 1964
2) Военно-исторический сборник (Труды комиссии по исследованию и использованию опыта войны 1914 – 1918 гг.): Вып. 4. М., 1919 – 1920
3) Дашичев В.И., Проблема борьбы на два фронта в стратегии германского милитаризма // Германский милитаризм и империализм. М., 1965
4) Емец В. А., О роли русской армии в первый период мировой войны 1914 – 1918 гг. // Исторические записки. Вып. 77. М., 1965
5) Емец В.А., Очерки внешней политики России в период Первой мировой войны. М., 1977
6) История внешней политики России. Конец XIX – начало XX вв. М., 1997Р
7) Краткий стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Русский фронт. Кн. 1. М., 1918 – 1919 гг.
8) Лиддел-Гарт Г.Б., 1914. Правда о Первой мировой войне. М., Воениздат, 1935
9) Масловский Е.В., Мировая война на Кавказском фронте 1914 – 1917гг. Стратегический очерк. Париж, 1933
10) Мартиросян Д.Г., Вклад Российской империи в победу Антанты в Первой мировой войне. Аналитическая записка. МГИМО(У). М., 2013
11) Перепеловский К., Роль и значение Русского фронта в войну 1914-1917 гг. по иностранным источникам. Военная быль, 1911, № 111
12) Ростунов И.И., Русский фронт Первой мировой войны . М., 1976
13) Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. М., «Олма-пресс», 2001
14) Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. М., 1960
15) Уткин А.И., Первая мировая война. М., 2001

МЕМОРИАЛЫ, ПАМЯТНИКИ И ЗАХОРОНЕНИЯ РУССКИХ ВОИНОВ