Назад

РУССКО-АНГЛИЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ СФЕР ВЛИЯНИЯ 1907 года

31 августа 1907 г. в Санкт-Петербурге при посредничестве Франции было подписано русско-английское соглашение, сыгравшее весьма существенную роль в исторической судьбе Российской империи и Европы. Этот документ, именуемый иногда Петербургским договором или конвенцией, по сути, закреплял смещение акцентов российской внешней политики с дальневосточного и центрально-азиатского направлений в сторону Европы. Подписи под ним поставили министр иностранных дел А.П.Извольский и британский посол в России А.Николсон. Инициатором подписания соглашения выступил Лондон. [АВПРИ.Ф. Трактаты. Оп.3. 1907. Д. 363/340]

В практическом плане оно привело к окончательному оформлению военно-политического союза Англии, России и Франции (т.н. Тройственного согласия — «Антанта») в противовес Германии и Австро-Венгрии. За три года до этого, в 1904 г., свои, главном образом, колониальные противоречия урегулировали Великобритания и Франция. Что касается российско-французского сближения, то оно произошло значительно раньше: еще в 90-е годы XIX-го столетия. В 1891-1893гг. Петербург и Париж, подписав  серию соглашений, вступили в тесный военно-политический союз, подкрепленный к тому же французскими займами царскому правительству. [Манфред А.З. Образование русско-французского союза. М, 1975]

В конце XIX века Англия на мировой внешнеполитической арене в основном предпочитала действовать в одиночку, не вступая в длительные союзы с другими державами. По отношению к России ее политика была чаще всего открыто враждебной. Это проявлялось в стремлении Лондона ущемить интересы России там, где это только возможно. Напряженность нередко грозила перерасти в военные столкновения, в частности, в Центральной Азии (в районе «треугольника» т.н. русской Средней Азии, Афганистана и китайского Синьцзяна). Россия и Великобритания жестко конкурировали за влияние в Персии, между ними существовали также противоречия в Китае в связи с приобретением Россией особых прав в Маньчжурии и в других вопросах. Следует отметить, что антианглийские настроения были довольно широко распространены среди части российской политической элиты, включая самого Николая II, несмотря на династические связи между двумя дворами.

Вместе с тем, ряд факторов подталкивал Россию и Великобританию к сближению. Наша страна потерпела поражение в войне с Японией, подтачивали внешнеполитические позиции Петербурга и принявшие широкий размах внутренние беспорядки. По условиям Портсмутского договора (1905 г.) Россия лишалась половины Сахалина, контроля над Ляодунским полуостровом и позиций в Корее. За ней оставалась лишь Северная Маньчжурия. Лондон открыто поддерживал Токио во время русско-японской войны (между ними действовал договор о союзе 1902 г.). Кроме того, несмотря на подписанный Портсмутский договор, российско-японские отношения и в 1907 г. продолжали оставаться довольно напряженными. Царское правительство опасалось, что Япония может воспользоваться временной слабостью России и посягнуть на ее земли на Дальнем Востоке.

Быстрое усиление военно-политической и экономической мощи Германии, рост ее колониальных амбиций, строительство Багдадской железной дороги (Берлин-Стамбул-Багдад с продолжением до Басры) все более беспокоили британский истеблишмент. Персидский залив рассматривался англичанами исключительно в качестве зоны своего влияния и ближних подступов к Индии. Ввиду наметившегося германо-турецкого сближения Англия стала отходить от своей традиционной политики поддержки Порты. Видный представитель британских правящих кругов лорд Элленборо в 1903 г. заявил в Палате лордов, что «предпочитает скорее увидеть Россию в Константинополе, чем германский военно-морской арсенал на берегах Персидского залива»/ [Дипломатический словарь, М., 1986. Статья «Англо-русское соглашение 1907 г.»]

Ускоренное перевооружение германской армии, строительство военно-морского флота, бросившего вызов извечному британскому господству на морях, а также захват Германией ряда еще неподеленных колониальных владений (Юго-Западная Африка) не могли не тревожить Лондон. Это подталкивало его к поиску союзников с целью создания противовеса Германии и Австро-Венгрии. В 1904 г. Великобритания подписала военно-политический договор с Францией, который позволил разрешить существовавшие между ними наиболее острые колониальные противоречия. Однако она понимала, что без России как великой континентальной державы сражаться с Германией и Австро-Венгрией будет крайне сложно. По мнению ряда историков, Британия вообще не планировала участия в сухопутной войне, надеясь всю ее тяжесть переложить на Россию и Францию. Поэтому все усилия Лондона после завершения русско-японского конфликта были направлены на вовлечение России в блок «Антанта».

В российской правящей элите в это время шла ожесточенная борьба вокруг определения дальнейших внешнеполитических приоритетов страны после поражения на Дальнем Востоке. Император в этом вопросе часто колебался, не доверяя ни англичанам, ни кайзеру, активно склонявшему Россию к подписанию союзного договора, направленного против Англии. Председатель правительства П.А.Столыпин выступал за крайне осторожные действия, опасаясь  вовлечения России в войну, что нарушило бы его планы по реформированию страны. Близких взглядов на этот счет придерживались и министр финансов С.Ю.Витте, будущий премьер В.Н.Коковцов и многие другие. Однако министр иностранных дел А.П.Извольский отстаивал перед императором важность «устранения вековой англо-русской розни, приковывавшей наши силы к дальне- и средневосточным театрам», что «позволит нам, когда наступит время, приложить все силы к разрешению тех великих задач, которые мы имеем на Ближнем Востоке» [Национальная политическая энциклопедия, статья «Англо-русское соглашение 1907 г.]. Речь здесь шла, прежде всего, о свободном проходе российского флота и коммерческих судов через Проливы в Средиземное море и в конечном счете о судьбе Константинополя. Однако, несмотря на все старания А.П.Извольского, англичане оставили данную тему вне рамок Конвенции. Следует учесть, что в российском обществе зрело недовольство политикой Германии. Русские деловые круги, в частности, были раздражены стремительной экспансией германского капитала на наши рынки.

Чисто формально Конвенция 1907 г. сводилась к решению трех спорных вопросов: раздела Персии на сферы влияния (разумеется, без ее ведома), определения статуса Афганистана и Тибета. Россия и Великобритания признавали сюзеренные права Цинской империи на Тибет (который не считал  себя частью Китая), брали на себя обязательства не вмешиваться в его дела и не посылать своих дипломатических агентов в Лхассу. Англичане должны были вывести свой вооруженный контингент из одного из его районов.

Что касается Афганистана, то Россия, согласно Конвенции, признавала тот факт, что он находится вне зоны ее политических интересов. Не являясь де-юре колонией Англии, эта страна была лишена права на проведение  собственной внешней политики. Эту роль англичане оставляли за собой.  Афганистан становился как бы «буфером» между российской Средней Азией и британской Индией. Россия не имела права направлять туда своих дипломатических представителей. Правда, взамен ей предоставлялись «равные торговые права» в Северном Афганистане, что не имело какого-либо практического значения.

Наиболее важным вопросом русско-английского соглашения являлся раздел Персии на три зоны. Согласно договоренности, за англичанами закреплялся юго-восток страны. Тем самым они перекрывали подступы к Белуджистану и Афганистану. К России отходил весь север и частично центр страны вместе c ее столицей. Создавалась и нейтральная зона, в которой обе стороны получали одинаковые торгово-экономические права. Россия и Англия обязались не добиваться для себя каких-либо концессий в чужой сфере влияния. Над финансами персидского правительства устанавливался строгий контроль. Обе державы условились не вмешиваться во внутренние дела Персии.

На деле же, зафиксированный в Договоре принцип «невмешательства» играл на руку лишь англичанам, активно интриговавшим против пророссийски настроенного Мухаммед-Али-Шаха, поддерживая при этом свою креатуру - незаконного претендента на престол принца Зилли-ус-Султана. Причем свои действия англичане искусно камуфлировали стремлением поддержать «демократическое обновление» Персии, желательностью принятия конституции, к которой страна была явно не готова.

Значение соглашения 1907 г. выходило далеко за рамки урегулирования российско-британских разногласий по вопросам Персии, Афганистана и Тибета. По существу, с его подписанием окончательно оформился блок «Антанта» в противовес союзу Германии и Австро-Венгрии, к которым позднее присоединилась Турция. В Европе произошло резкое политическое размежевание, что неизбежно вело к росту военно-политической напряженности на континенте.

 

 

Историко-документальный департамент